April 3rd, 2009

лето

. . .

А обещали раннюю весну... Снег, снег, снег. И холодно. Хорошо коту - он спит целый день. Когда не ест и не озорничает. А вот нам несколько хуже: необходимость выхода на улицу удручает. Но если этого не сделать - коту будет нечего есть, и он будет пакостить - вместо того, чтобы мирно спать.

лето

Я в ужасе.

Весну отменили! На ближайшую неделю - холода и снег. Если верить Гисметео, конечно. Это ужасно! Пока дошла до рынка, купила нужное и вернулась обратно - вымокла до нитки. Мокро, холодно и противно. Пора эмигрировать куда-нибудь в жаркие страны. Лежать там под пальмой, жевать плод манго и размышлять о вечном. Эй, возьмите меня на рейс Oceanic 815! Я-то точно с острова никуда не уеду )))
лето

Как мало надо для счастья!

Нашла на торренте много-много Чарли Паркера. И с Диззи, и без Диззи. Когда-то у меня были подборки и того, и другого - но были подарены хорошему человеку. И с тех пор как-то все либо альбомов не находилось, либо денег. А тут вот - все и почти даром. Вот еще немного, еще чуть-чуть, оно все скачается - и я буду совершенно счастлива! А пока - слушаю с вКонтакта.
лето

Люська

Просыпаться не хотелось. Что может хорошего принести очередной день? Ничего, абсолютно ничего. Только насмешки сверстников и жалеющие взгляды взрослых. И еще - мамкины слезы и батину ругань. Во всем этом хорошего нет совсем. Ни на граммулечку.

Раньше было лучше: мамка не ревела с утра до ночи, батя много работал - и дома в огороде или в мастерской, и в город ездил, слесарил там. Дом у них был - один из лучших, в два этажа, окошки с резными наличниками, на ночь мамка их всегда ставнями закрывала - красивыми, на них батя фантастических зверей нарисовал, а не просто серыми досками, как соседи. Комнатка наверху была маленькая, зато с балкончиком - все девчонки Люське завидовали. А она там стены плакатами завесила и картинками разными, из журналов вырезала. Занавески кружевные повесила, и штору тяжелую - чтобы можно было ставни не трогать. Ленилась. На окошке - цветок в горшочке рос. Красивый такой: листики толстые, резные, а цветочки - граммофончиками, у основания - лиловые, а ближе к краю лепесточка - почти белые. И горшочек ему Люська фольгой обклеила - чтобы не просто глиняный был... Кошки жили, три штуки: трехцветка старая, но все равно еще сильная и и ловкая, мышей ловила лучше всех в деревне, Басей звали, а еще дочка ее, черная-черная, даже усы и когти - эту Люська Багирой назвала, очень уж котенок на пантерку был похож, только маленькую очень. А еще был кот - вальяжный, рыжий, с огромной головой и тяжелым взглядом. Этот мышей не ловил, на птиц тоже не охотился: знал, что его всегда ждет мисочка с молоком или мясом. А если очень хотелось чего-то другого - шел рыбу ловить. Очень он забавно это делал: садился на самый краешек сходней, замирал, глядя в воду - и мог так подолгу сидеть. Люське уже следить надоедало - и комары заедали, их возле реки всегда много, - а Рыж все сидел и сидел, ждал, когда рыбина повкуснее подплывет. А те, глупые, привыкали к кошачьему силуэту - и переставали бояться, возле самых сходней начинали хвостами да плавниками шевелить. Хозяйки с этих сходней посуду в речке моют, вот рыба там и откармливается: и каша с грязных тарелок и кастрюль на дно падает, и макароны всякие. А Рыж дождется, когда пожирнее рыбеха подплывет - и одним резким движением ее из воды достает. Люська часто пыталась разглядеть, как - не получилось ни разу. Вот, вроде бы, только что котярище сидел на краешке доски - и вот он уже на берегу, уплетает еще трепыхающегося пескаря. И попробуй-ка к нему в этот момент подойди: обрычит не хуже собаки, а то и когтистой лапой ударит со всей силы. Его все кошаки в округе побаивались. Да что там кошаки - и скотина стороной обойти предпочитала. Как-то Борька - мамка каждый год нового порося приносила, к зиме обычно закалывали, так всех их Борьками звали, - на пути у кошака встал, хрюкнул так выразительно, уйди, мол, с дороги-то - Рыж ему тут же в пятачок когтями вцепился. Визгу было!!! Зато Борька потом и близко к коту не подходил - боялся. А остальным хватало только котового шипения - сами в сторону убирались. А с собаками Рыж дружил, ему даже Полкан, старый и злой пес соседей-Иваницких, из своей миски есть разрешал. Ни один кот туда и близко подойти не смел - кроме Рыжа.

продолжение - здесь