Алена *Босуэлл* Карпова (bosuell) wrote,
Алена *Босуэлл* Карпова
bosuell

"Циники" от Анатолия Праудина

Итак, я это посмотрела... К сожалению, любимая работа не позволила мне отписаться сразу, но - лучше поздно, чем никогда. Да, впечатления уже не столь ярки, но в данном случае это и к лучшему.




Наверное, для того, чтобы адекватно воспринять сей шедевр, не стоило читать Мариенгофа. Совсем. И уже тем более - читать его столько раз, чтобы запомнить почти всю книгу наизусть. Потому, что спектакль к книге отношение имеет самое отдаленное.

Занавеса, отделяющего тайну от зрительного зала, нет: спектакль современный, зрителю дается возможность в подробностях изучить декорации, ожидая выхода артистов. Возлежащее на покрытой гравием сцене нечто, напоминающее лошадиный скелет, вполне уместно: лошадки, как известно, в начале советской власти на улица падали от голода не меньше, чем люди. Мясо с них срезали и растаскивали, а кости вполне могли и оставаться - пока не достанутся менее удачливому голодному. Но вот обнаружив в другом углу сцены человеческий скелет, я как-то насторожилась: "Циники", конечно, не "Песнь песней", но тоже не наводят на размышления о каннибализме и не производят впечатления триллера. Но вот прозвучали третий звонок, настойчивая просьба отключить мобильные телефоны, свет погас - и на подмостки выбежал Владимир (А. Фокин). Весь в белом, в руках - букет белых роз. (Так, для справки - знакомство с героями в книге начинается, да, со сцены с цветами, но там это - астры; ну да ладно, это так, мелочи.) Владимир судорожно оглядывается - и падает за кучу гравия ("Ой!" - говорю я себе). И тут из черного "задника", словно чертики из табакерки, выскакивают три красные фигуры, достают из широких штанин бесценный груз - и начинают пи́сать... (То, что я сказала себе здесь - лучше не писать на всеобщее обозрени.) Зал шокирован, зал в недоумении, зал с ужасом ждет продолжения...





Напи́сав на Владимира и заодно проверив у него документы - красные походя стреляют в Володарского. Владимир отправляется к Ольге (Н. Шамина), а я судорожно пытаюсь вспомнить, откуда там ЭТО. При этом внутри начинает пошевеливаться мысль о том, что ничего хорошего мне здесь не покажут.



Ольга к зрителям выезжает из-под сцены, возлежа на кровати. Кстати сказать, на этой самой кровати она и проводит бо́льшую часть времени, изредка вставая, чтобы поставить цветы, например, или уйти за кулисы. Выезжает она, оглашая зал радостно-истерическим хохотом. (Тут же вспоминается поговорка про смех без причины). Ну, думаю я, сейчас все будет хорошо - но ошибаюсь: текст перевирается и безбожно кастрируется, сцены меняются местами, нежнейшая любовь Владимира превращается из трагедии в фарс, очаровательный Ольгин цинизм выглядит пошлостью и грубостью... И все эти красные, эсеры и вожди мирового пролетариата, напоминающие кафианский бред, то вылезают из задника сцены, то катают огромное, красное же, колесо... Ах да, и Марфуша-то, Марфуша! Редкостную косолапую идиотку из нее сделали! Желание последовать многим и покинуть зал крепнет, но жаба ("за билеты денег плОчено!") и любопытство все-таки перевешивают...















Второго акта ждали с опаской - еще раз созерцать писающих мальчиков не хотелось. Режиссер решил пощадить нервы зрителей - обошлось без экстрима. Все так же по сцене катали красное колесо красные Ленин, Сталин и Троцкий, все так же играли в любовь Владимир и Ольга, Сергей расстрелял Гогу и был привезен в квартиру Владимира - актер старательно играл в контузию... Появление Докучаева (Е. Филатов) согрело мою душу: он колоритен, его фразы почти не обкусаны, и, к тому же, актер его не играет - он его живет. Единственный во всем спектакле. В общем, не зря Е. Филатову дали звание "народный". Да, это я отвлеклась.





Быть может, появление Докучаева стимулировало Ольгу и Владимира перестать произносить реплики и начать изображать эмоции. А может - то, что текст стал более связный. Да, все так же менялись местами сцены и обкусывались куски фраз - но, наверное, я к этому уже привыкла. Такой неприязни, как в первом действии, происходящее на сцене уже не вызывало.








Финальная же сцена превзошла все ожидания. Она была великолепна! И, наверное, только ради того, чтобы ее увидеть, стоило остаться. Тонкий расчет, кстати: больше всего запоминается именно финал.



"А на земле как будто ничего и не случилось."

P.S. Я совершенно не знаю, что ответить на вопрос о том, стоит ли смотреть "Циников" Анатолия Праудина. Сразу после - мне казалось, что ни в коем случае. По прошествии трех дней положительных сторон в спектакле находится все больше и больше. Наверное, не зря я на него сходила. Но - еще раз не пойду. Даже "за так".

Tags: в недоумении, разбор полетов, фото
Subscribe

  • * * *

    Ииии.... Настало время очередного дурацкого вопроса от Алёнушки! Расскажите мне, пожалуйста, дорогие мои, почему в разговоре с…

  • О желаниях.

    Ты, может быть, ею и не воспользовался, но возможность же должна быть… Пример: тебе запретили есть вилкой. — Кто? — Не знаю. Сказали: «Никогда…

  • Весеннее обострение

    День паноптикума... Утром рядом в метро устроился бомж, весьма опухший и давно забывший, что такое мыло. И, судя по движению фиолетово-синей рожи,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments