Алена *Босуэлл* Карпова (bosuell) wrote,
Алена *Босуэлл* Карпова
bosuell

Categories:

Как стать жертвой. Часть I: предрасположенность

Итак, думается мне, я «дозрела»… Все, кому надоело читать про меня-любимую и про нарциссов – просто листайте дальше. Но не писать об этом я – пока – не могу.

В марте я осталась одна. Это не секрет, я об этом уже говорила, просто надо же как-то начать. Итак, в марте я осталась одна. Я в очередной раз – как минимум в седьмой, а то и более – выгнала мужа из дома, и в этот раз насовсем. Сказать, что мне стало лучше жить без него – это не сказать ничего. У меня последовательно прошли: аллергия на всё вокруг (последние года полтора без кларитина я вообще не жила), сердечные приступы, депрессия. У меня почти вошёл в норму вес (кто меня знает лично, наверное, мог оценить: минус пятнадцать килограмм – это даже внешне заметно), почти пропали неуверенность в себе и боязнь людей. Но до всех этих позитивных изменений, естественно, было много недель потерянности в пространстве и времени и попыток понять, - почему? Почему это произошло со мной? И даже выяснив, что со мной всё хорошо, что мне просто так «повезло», оставался этот каверзный вопрос: почему. Почему другие, прожив всю жизнь, не встречают на своём пути такого «счастья», а на меня оно просыпалось ледяным дождём? Можно ли было этого избежать? И если да – то как?

В попытках докопаться до истины, я начала анализировать всю свою жизнь, и пришла к выводу: нет. Не зная теории, соответственно, не работая над собой в правильном направлении, избежать токсичных отношений я просто не могла. Мало того: Алексей был не первым нарциссом в моей жизни. И, хоть и первым показавшим мне проблему, далеко не самым ярко выраженным. Но – по порядку.

Нарциссические личности нуждаются в подкормке нарциссического ресурса. Он для них – это та жизненная энергия, без которой не прожить. Об этом я уже писала и давала пространные цитаты. Нарциссический ресурс проще всего добывается из людей мягких, умеющих сострадать, в чем-то – не от мира сего. Именно такой милой девочкой я и была при знакомстве с первым моим нарциссом. Врожденные ли это качества? Наверное. Но, думается мне, практически у любого человека они присутствуют – однако, не у каждого принимают столь обострённую форму. Сколько я себя помню, столько мне давали понять, что я – всего лишь мелкая капелька в море. Обидели? Сама виновата. Сильно обидели? Надо простить. С тобой никто не играет? Да и не обращай внимания… Опоздала с прогулки на пять минут (а это не эра мобильных телефонов, и часов у меня не было!): посмотри, до чего ты довела бабушку, она из-за тебя корвалол пьет! Всё моё детство – это мамина уверенность, что я должна быть продолжением мамы. Делать то, что нравится ей (например, мне очень хотелось – всю мою жизнь хотелось! – играть в театре, это мир, который меня просто завораживал, но меня отдавали в какие-то швейные кружки. Так нравилось маме. Или другой пример: я хотела работать с животными, но в зоокружок была мала возрастом – и вместо того, чтобы год подождать, пошла растить огурцы; огурцы, конечно, хорошо, но я не люблю огородничать! И никогда не любила. Растения, хоть и живые, никогда не заменят тепла животинки или шелковистости рептилии. А в зоокружок меня так и не отдали...). Нет, я не хочу сказать, что моё детство было несчастным: я ощущала себя вполне довольной. Ограничения и рамки, которые мне ставились, были привычны, они мне мешали не более, чем выросшей в клетке птице стальные прутья, ограничивающие её свободу. К тому же, некоторые мои желания сбывались, да и в путешествия мы ездили довольно часто – почти каждый мамин отпуск. За всю детскую жизнь я помню только один ужасный случай: мама уехала без меня. На несколько дней. Это было – словно оторвали какую-то мою часть (мгм, правда, знакомое ощущение?), а ведь я была уже не столь малым ребёнком, чтобы связь «мать-дитя» была столь ярко выраженной. Я уже была то ли в старшей группе детсада, то ли вообще в начальной школе. Иногда, впрочем, мне становилось – где-то на подсознательном уровне – понятно, что это ненормальные отношения, так быть не должно. И я начинала скандалить – громко и мерзко. И чем старше я становилась – тем чаще ощущение неправильности происходящего появлялось. Пубертатный период – это вообще один сплошной конфликт. Впрочем, я в нём всегда проигрывала, и уверенность в том, что я недостойна нормальной, спокойной жизни только возрастала. Могла ли мама исправить это? Вряд ли. Во мне до определённого времени она видела продолжение себя – а потом вдруг «продолжение себя» оказалось совсем другим. «Ты такая же дрянь, как твой отец»… Да, это было сказано в сердцах. Да, я давно это всё простила. Но: простить и забыть – вещи разные.

В общем, к моменту, когда девочки и мальчики начинают влюбляться, я уже была хорошо подготовлена к тому, что счастья у меня быть не может. Никогда.

Да, забыла ещё один факт: я мало общалась со сверстниками. Они не принимали меня в свою компанию. На мою долю оставались либо «сирые и убогие», либо дети, моложе меня на два-три-пять лет. Но и с ними я играла не так часто: книги – вот это были настоящие друзья. И, угадайте, какие картинки впечатлительная девочка рисовала себе перед сном? Правильно: брала на себя роль спасительницы. Или спасителя: истории придумывать я начала давным-давно, и роли в них себе отводила далеко не всегда женские. Поначалу это было спасение мира (а как же? Иначе и быть не могло!) или каких-нибудь «неуловимых мстителей» от злого Бурнаша (очень я этот фильм любила; да и до сих пор смотрю с удовольствием). А ближе к периоду созревания – конечно же, хорошая девчонка спасала от всяких неприятностей плохого мальчишку. Или наоборот, не важно. Важно то, что плохой – обязательно – перевоспитывался, и жили они долго и счастливо. «В моём идеальном мире».
Итак, к моменту первой влюблённости я пришла со следующими «тараканами»: мир и люди в нём первичны, я – вторична. Я - маленький винтик, единственное назначение которого – быть эмоциональной отдушиной, а так же помощницей во всём, для близких. Всё, что я хочу – полная фигня, я сама не знаю своего счастья. Настоящая жизнь – не под постоянным надзором мамы и бабушки – начнётся тогда, когда я выйду замуж. Мужчина имеет право на несправедливые поступки потому, что он мужчина (у меня был дедушка – добрый, замечательный, но жуткий матерщинник, которому иногда, под водочкой, «вожжа попадала под мантию», и он мог устроить грандиозный скандал). Но мужчина априори подлец и мерзавец, и уважать их себе дороже (мамино – она ушла от отца, когда мне ещё и года не было). Людей надо прощать, какие бы несправедливости по отношению к тебе они не сотворили. Но: люди – это масса, а в массе своей они не сильно интеллектуальны, поэтому расстраиваться от их отсутствия рядом не нужно (с последним я была не согласна, но как наладить с людьми отношения – не понимала в принципе). А самое главное: всем, кроме близких, на тебя плевать! И да: настоящая женщина – это опора, поддержка и прочие костыли для мужчины, она должна жертвовать собой для него и для детей. Жертвовать! Нет, вы понимаете, вот оно: жерт-во-вать! То есть, к роли жертвы меня готовили с детства! Да, бессознательно. Да, потому что таковы были стереотипы поведения моих, ни разу не благородных кровей, родственников. Но: с вбитой в подсознание установкой «ты – жертва» бунтовать я могла сколько угодно. Любой бунт при этом бессмыслен, потому что ты всё равно сам наденешь обратно «браслеты»: так привычно и – уже – комфортно.

Первая любовь была, как и следовало ожидать, довольно спокойной, не считая того, что мальчик, в свои неполные шестнадцать, уже квасил самогон, курил и вёл в целом аморальный образ жизни. Но: я же – опора и надежда, я же спасительница, я же должна пожертвовать собой и его перевоспитать! В общем, перевоспитывал в основном он: научил пить, курить и заниматься сексом. И, слава Богу, довольно скоро ушёл в армию. И вот тогда-то случился в моей жизни первый нарцисс…

Продолжение следует
Tags: жертва, нарцисс, обо мне, после нарцисса, про меня, самокопание, токсичные отношения
Subscribe

  • Осень

    Ещё недавно ждали: вот-вот будет нежная зелёная дымка, она окутает тонким шёлком каждый куст, каждую веточку, каждую тёмную полянку... Чуть позже в…

  • Подушечка

    сКот Сойер негодовал: занять любимую подушечку стало очень сложно. То на ней храпит наглая собачья морда, блаженно улыбаясь и причмокивая, выжив…

  • Непогода

    Собака Гера дремала, прислушиваясь к постукиванию дождя по окну. Заснуть не получалось: только начнёт затуманиваться разум, как на улице раздаётся…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments