Алена *Босуэлл* Карпова (bosuell) wrote,
Алена *Босуэлл* Карпова
bosuell

Category:

"Змеиный" супчик.

«А поехали в Москву?» - «А зачем?» - «А гулять. А просто так. А потому что - дорога».

Выйти из дома. Доехать до «Звёздной», там – на трассу. «Здравствуйте, вперёд по трассе не подбросите?»… Правда, ещё надо дождаться того, кому задать этот вопрос, но он обязательно будет. Дальнобой или какой «зилок» местного масштаба – но мир не без добрых людей: и довезут, и накормят…

«Блин, жрать-то как хочется! У тебя табака не осталось?» - «Пользуйся мной, ага. Осталось, держи вот.» - «Спасииибо! Спасибо-спасибо-спасибо! А давай песенку петь?» - «Какая тебе песенка, кури давай. И оставить не забудь!»

Москва совсем рядом. Иногда – часов семь-восемь, чаще десять, но зато с едой. А один раз удалось вообще за шесть с небольшим долететь, но это был экстрим полный…

Да, это были те времена, когда Петербург называли Ленинградом, а дальнобойщики кормили стопщиков в придорожных столовках. Тогда не ставили в машинах «чёрный ящик», тогда люди не считали бабло целью жизни, тогда многое было иначе… а ещё тогда мы были молоды, здоровы и все живы…

Не везло: сначала долго не могли выехать дальше Пушкина, потом – зависли на Новгородской объездной.

«И какого бэна ты уговорил меня выходить со звезды? Я ж предлагала от Чудово!» - «До Чудово собакой…» - «Ага, а от звезды – пешком!»

Но всё проходит, всё заканчивается, и у дороги есть финал. И вот уже Москва, телефонная будка возле метро – и времени ровно на один звонок. Если будет облом – придётся найтать на улице. Или в параднячке. Или на вокзале.

«Всё, едем, он нас ждёт!» - «Ну, хоть одна радость за день…» - «Как одна? А я???»

Конечная станция московского метро. Район не знакомый совершенно. Стоять у метро стрёмно: рядом гопники, они не просто мешают мне жить, они посматривают на нас с нездоровым интересом. А чувака, который нас должен встретить, всё нет и нет. А гопники всё ближе… Сейчас спросят закурить – а в портсигаре (в смысле, рыжая такая коробочка от индивидуальной армейской аптечки) одни хабарики… Уж гопник близится, а чувака всё нет… А ещё опять хочется есть. Очень-очень. Интересно, у того чувака есть еда? Любая еда… Потому что без еды не в кайфы туды-сюды…

«ЗдорОво!» - «А, живой, бродяга!»

Так, хорошо, встретились. Обнялись, зайки. Трогательно-то как. Чувака-то Бог ни росточком, ни объёмом не обидел… Гопники, как отливная волна, отошли. Можно выдохнуть…

За открытой дверью шевелилась стена. Это не был глюк: стена была рыжая, глянцевая и шевелилась. «Стасики». Они же - «пруссаки». Они же – тараканы. Их тут были не десятки, и даже не сотни: тысячи… Но выбор стоял жёсткий: флэт со «стасиками» или улица с гопниками. Омерзительны одинаково, но «стасики» безобиднее. А ещё – повезло-повезло! – кто-то позвонил Хозяину и позвал в гости. Пить. И жрать пельмени. И с гостями – отлично, пусть будет с гостями, веселее будет! А в разгар пьянки выяснилось, что рядом есть озеро (ну как – озеро? так, пруд в парке), и пойдём купаться. Чего нет? Плавок? Да и хрен на них, кто там ночью тебя увидит? А, парень, я понял, ты плавать не умеешь! Ладно, на берегу посидишь!

Что это был за парк? Какая вообще была станция метро? Ничего этого память не сохранила. Зато: тёмная вода, лунная дорожка по ней, водоросли, нежно щекочущие ногу… И рыбак на берегу. Из-за него Хозяин обрядил меня в футболку: молодая, симпатичная – вдруг что… Вы пробовали нырять в футболке? Рассказываю: как только она попадает в воду, она стремится вытянуться на всю длину, какую может. Трикотаж и так-то тянется неплохо, а если футболка с человека, крупнее тебя в полтора раза… Вы никогда не пробовали нырять в смирительной рубашке? Вот очень похоже. Поэтому, вырвавшись из трикотажного плена, закинула её на берег подальше: пофиг мне на всех рыбаков! Когда вода обнимает голое тело, когда от неё не отделяет никакая тряпочка – только тогда можно почувствовать её силу, только тогда она этой силой делится…

Рассвет… Домой? Домой, скоро пойдут работяги. Они тут путь срезают. Возможны эксцессы. Мы-то с Хозяином, проведя несколько часов почти не выбираясь на берег, практически трезвы, а спутник мой – он не просто никакой: он никакущий. Надежды поехать сегодня дальше больше нет: пацану надо отлежаться. Ладно, хрен бы с ним, гулять я могу и одна…

Многие в Москве любили только москвичей. Я долго не была исключением. Я тогда не знала, как надо с ней говорить, чтобы она открыла спрятанные сокровища: маленькие церковки и красивые фасады, интересные дворики и чудом сохранившиеся деревянные дома… Она показывает их тому, кто хочет видеть, хочет узнать её ближе. Я – тогда – не хотела. Я знала то же, что и все: Садовое Кольцо, «Патрики», «Гоголя», Арбат…

На обратном пути – на последние копейки – надо было купить еды. Хватало на «змеиный» супчик с немудрёным названием «Московский». Ну, почему нет? Супчик – хорошо, иногда даже вкусно… К тому же – на самые последние копейки, оставшиеся после покупки курева и супчика, осталось даже на хлеб и банку майонеза… А это точно было вкусно. И хлеб был вкусным – не потому, что постоянно хотелось есть, а потому что его делали как-то иначе. Без пищевых добавок и отдушек, наверное. И майонез был намного лучше: это была не непонятная субстанция из съедобной химии, это был соус. С резковатым привкусом горчицы. Очень-очень вкусный. Совершенно запросто можно было в один присест слопать целую баночку: не важно, с хлебом, макаронами или ещё какой ерундой. Главный вкус – майонез…

«Ну как ты?» - «Нормально… В себя пришёл. А ты?» - «А я была везде-везде. С народом потусила, кофе выпила литра два, наверное… портвейна тоже пили, но поменьше. Вот, прайса немного раздобыла, сейчас будем есть». – «Курева привезла?» - «А то!»

«Змеиный» супчик «Московский» оказался странной буро-зелёной субстанцией… Инструкция по приготовлению была честно прочитана (после приготовления, впрочем): нет, всё сделали правильно… Буро-зелёная субстанция консистенции горчицы из баночки. И запах какой-то… буро-зелёный. Так пахнет болото. Так пахнет подвал. Так пахнет лежалая в сырости шмотка. Так не пахнет еда.

«Хорошо, что взяла только один пакет… Ты что делаешь?!» - «Пробую». – «Не оставляй меня вдовой!» - «Гадость, конечно, но не смертельная». – «Давай его оставим до утра. Вдруг холодный съедобнее?» - «Ага. Утром, кроме него, всё равно будет нечего жрать».

Но до утра в этом тараканьем домике надо было дожить… Вокруг постели была сделана хитрая система мисочек и баночек с водой, и всё равно эти твари ходили по подушке, как по проспекту. Это очень неприятно, когда по тебе идёт таракан. А если их несколько? Если они решили, что твоя постель – это плац, где они будут отрабатывать строевые команды? Или – что это поле боя, где они просто обязаны сойтись стенка на стенку? У них, у тараканов, может, и Масленица в июле, но мне от этого не легче. Меня это совершенно деморализует: пропадает желание спать, есть, заниматься сексом – хочется только, чтобы настало утро, и можно было свалить… Как, ну вот как Хозяин живёт в таких условиях? Чтобы принять душ – надо сначала хорошенько ошпарить «стасиков», в несколько рядов оккупировавших ванну. Чтобы приготовить еды – изгнать их из плиты и посуды. Чтобы одеться – перетрясти все шмотки… И, кстати, шмотники завтра надо будет хорошенько вытряхнуть – не дай бог к себе на флэт такую пакость…

«Слышишь? Завтра надо все шмотки и шмотники перетрясти». – «На хрена?» - «Стасики..» - «А, ну да… дай поспать. Я ж вчера полдня блевал…» - «Ну спи, спи… алкаш…»

Спать как-то надо… Считать овец? Раз овца, два овца, три… баран… «Как-то утром два барана белые/Не нашли себе другого дела и/На мосточке повстречались, повстречались и подрались, сволочи/Дрались, гады, от обеда аж до полночи»… Раз таракан, два таракан… Как-то рыжий таракан на полу попал в капкан… Рыжий… есть у меня знакомый мальчик – рыжий. Прям солнечный. А другой – тоже считается рыжий. Но он – бесцветный какой-то. Как моль… Лучше бы Хозяин моль разводил, а не «стасиков»…

«Хозяин! Хозяин, ты спишь?» - «Нет… Мыслю думаю». – «Я знаю, как тебе разбогатеть». – «Как?» - «Тебе надо в яркие краски красить «стасиков» и продавать их как редкий вид»…

Ржёт, скотина… Но всё-таки надо ж как-то спать…
…………………………………………………………………………………..
«Вставай, уже почти вечер!» - «Встаю… Вечер?!» - «Хиппи встали рано…» - «А я тебя вчера не будила, между прочим!» - «Ну, прости-прости-прости… Жрать хочется!» - «Жрать… О, у нас же там супчик «московский» есть!»

Супчик остался такой же буро-зелёной субстанцией. Только застывшей, что твой пудинг. Перед ним задумчиво сидел Хозяин и вид его напоминал о бренности человеческой плоти и тщетности бытия. Он обратил скорбный взор тёмных глаз на нас, вошедших.

«О! Жив. Это хорошо, что ты жив». – «Хозяин, ты бредишь?» - «Нет. Сегодня ночью пали сотни бойцов. Сотни рыцарей и их верных слуг. И трясина была тому виной». –«Хозяин? С тобой всё в порядке?» - «Со мной – да. С ними – нет»…

На столе, возле тарелки, действительно лежали сотни трупиков в рыжих хитиновых доспехах…

Что ж… теперь я знаю наверняка: что русскому нормально, то «пруссаку» смерть!


Tags: "змеиный" суп, "стасики", СССР, зарисовка, миниатюра, рассказ, тусовка
Subscribe

  • Обида.

    С четверга ты придумала бегать Под летним дождём, Хитроумно решив, что из встречных Никто не поймёт, Что ты плачешь Это так просто - обидеть.…

  • Подушечка

    сКот Сойер негодовал: занять любимую подушечку стало очень сложно. То на ней храпит наглая собачья морда, блаженно улыбаясь и причмокивая, выжив…

  • Непогода

    Собака Гера дремала, прислушиваясь к постукиванию дождя по окну. Заснуть не получалось: только начнёт затуманиваться разум, как на улице раздаётся…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments