Алена *Босуэлл* Карпова (bosuell) wrote,
Алена *Босуэлл* Карпова
bosuell

Category:

"Кто я тебе?"

- А кто я тебе? – он требовательно смотрел в глаза.

- Ну… - она не нашлась, что ответить. А что тут можно сказать? Знакомство, что называется, без году неделя, никак не предполагает громких слов типа «ты моя судьба». Ну вот как ни крути – не предполагает. А он всё так же требовательно смотрит, и становится так неуютно – хоть под лавку забирайся. И что, спрашивается, делать? Обижать не хочется – не плохой, вроде бы, человек. Но и обнадёживать тоже: а вдруг совершенно «не судьба»? – Ну… А пойдём-ка покурим-ка!

Ага, предложить покурить, когда не знаешь, что сказать – универсальный выход. Но он же и там продолжит: а кто я, а зачем я…
_______________________

Год назад мир был чёрен… Год назад казалось, что всё рушится, всё летит в неожиданно открывшийся провал, небо накрывает внезапно материализовавшийся пепел, и лучше забиться в угол – и там тихо ждать, когда за тобой придут. Кто придёт – не важно: милиция, врачи или смерть. Не важно… Лишь бы перестать ждать, зная, что лучше – не будет. Ничего – не будет. Потому что любимый сказал: «Я позвоню – потом»… и не позвонил.

Удобное слово "потом". "Мы созвонимся непременно - потом".... "Я заеду к тебе обязательно - потом"... "Я конечно же исполню свое обещание - потом".... И можно не звонить, не заезжать, не исполнять - это не будет нарушением данного слова. Это просто "потом" еще не наступило.


Осознание наступало сложно: утрата одной иллюзии, другой, третьей… В самом начале она удивлённо спрашивала: за что? За что ты меня так? Ведь я же люблю тебя! Потом поняла: спрашивать – бессмысленно. Не ответит. Или презрительно усмехнётся: «Алечка, ты дура! Сама придумала – сама обиделась!»


«А самое главное - научиться лгать, бездельничать и получать от этого удовольствие. Этап первый: всегда и везде создавать презрительно-многозначительное выражение лица. Везде и всегда. Даже во сне,» - писала она в дневнике. Любимый человек всё чаще ночевал не дома. Она всё больше пила успокоительных. Она всё чаще хотела – умереть.


И когда он ушёл – она решила: всё! Баста! Больше – никого и никогда не пущу в свою жизнь!


Случайное знакомство: в малознакомой весёлой компании. Несколько встреч. Несколько совместно выпитых бокалов пива… «Можно я переночую у тебя?» - «Можно. Если приставать не будешь!». – «Я не буду…»


Не буду… Поверила, ага… Разве можно верить – мужчине? Разве мало было – с прошлым? Она открыла дневник: запись, сделанная ровно год назад: «Когда любимый человек делает тебе больно в первый раз - можно понять и простить. Перетерпеть свою боль, загнать её в самый угол - нет, дорогая, шалишь, больше никогда! Когда та же боль приходит во второй раз - прогнать её становится сложнее. Но когда она появляется снова, и снова, и снова, и снова - наверное, это сигнал к тому, что лучше убить её одним ударом. Не загонять, не прятать - убить. Прогнать то, что вызывает эту боль. И забыть обо всём - и о плохом, и о хорошем. Иначе больно будет всегда, и через некоторое время других чувств не останется...». А в самом начале – боже, как было хорошо!

А этот говорит – «не трону»… Не трону… Все люди – лгут, так ведь? И когда мужчина говорит: «Не трону» - проще дать самой, чем объяснить, почему не хочешь…

Знакомые феминистки, наверное, были бы счастливы, расскажи она им про эту ночь. «Вот, мы же говорили – они нас просто хотят использовать!»… Ну, да… возможно. Но всё равно есть неискоренимая уверенность: не все. Да и потом, было ж понятно: давно понятно – лжёт. Потому что буквально с первых встреч начал проявлять интерес. Такой, недвусмысленный. И, наверное, будь это год назад – купилась бы. Бросилась бы в объятия: только бы избавиться от одиночества. От страха перед ночью. Только бы снова чувствовать себя нужной. И не обращала бы внимания – ни на что…

Он пишет. Он присылает СМС. Он звонит: «Я скучаю»… А она – вспоминает того, который сделал мир таким страшным. Тот тоже – писал, звонил, говорил нежные слова… Даже больше: привозил цветы и забавные подарки… Целая упаковка жевачки Love Is… плюшевый медвежонок… две гипсовые собачки, качающие симпатичными головками… Всё сводилось к одному: ведь я же твой лучший выбор, не так ли? «Не так, не так, не так, не так, не тот…», - стучали часы, но она не слышала… ей так хотелось сказку… Но в сказках – очень часто страшный финал…

Мир начал темнеть через год. Забавный плюшевый мишка по ночам оскаливал острые клыки, собачки утробно рычали, на кончиках крыльев бисерной бабочки явственно проступали острые ядовитые когти. Хорошо и спокойно было только в его руках, но эти руки всё реже были рядом…

Love Is… love is – страх, боль, одиночество…

Нет! Не хочу! Любовь – это светлое, это хорошее, это радость!…

Но мало ли, что ты думаешь, девочка: любимый-то твой доказывает обратное!

Интересно, можно ли покинуть этот мир безболезненно? Алечка всерьёз увлеклась этим вопросом. Нашла: можно ввести себе наркотик, уснуть – и не проснуться. Испугалась: вдруг не получится? Решилась: было бы желание! Вновь испугалась: вдруг арестуют, когда буду покупать? И тогда: вместо блаженства небытия – жестокость жизни в тюрьме.

А если подумать: что страшнее – жить в тюрьме, но быть любимой, или жить на свободе – но в оковах нелюбви?

Всё чаще хотелось освободиться… Думала: лучше быть одной, намного лучше, чем так, но – не получалось. Выгоняла – возвращала. Одной по ночам очень плохо… Писала: «Оказывается, совершенно невозможно разойтись... Страх одиночества. Представить себе, что опять по ночам - одна... Страшно, страшно, страшно... Я сделала ставку не на того человека - сейчас я это понимаю. Но как же теперь: его - прогнать? И снова - одной...» Чуть позже: «Усталость - единственное, что я ощущаю. Сильнейшая усталость. И душевная, и физическая. Подруга полтора месяца лежала в Кащенко. Вышла - довольная, спокойная... Удовлетворенная. Может, и мне так? Прийти к врачу, пожаловаться на депрессию и усталость... Пусть кормят таблетками, пусть. Зато я высплюсь. И отдохну. От этой любви...». В конце концов – решилась. Поняла, осознала: «Уходя - уходи... Но какое же искушение позвонить, написать, поговорить... Он не любил никогда - потому моя любовь для него слишком сильна. Он не любил... Он не умеет любить. Его мир - это ненависть ко всему. Мне жаль его, так очень тяжело жить: без любви...»

Время на восстановление, много времени нужно – чтобы мир перестал быть чёрным. Чтобы вспомнить: всё вокруг играет яркими цветами. Чтобы снова научиться радоваться. Новые знакомые, новая музыка, новые платья – отвлечься, отвлечься, отвлечься… И вот, когда всё это сработало, когда дома одной – перестало быть страшно: опять?!


- Так кто я тебе? – как и следовало ожидать, вопрос задан снова. И надо что-то ответить: не отстанет же. А что? Что ответить? Мужик, мне с тобой интересно, но и только?

- Надеюсь, ты мне друг…

Поник: и только? Да, милый, – и только: хватило… Ровно для того хватило, чтобы примечать малейшие нюансы. Ну вот, например: я не сделала ни малейшего шага к сближению – но ты уже решил, что дружеское расположение является обещанием места в моём доме. Или ещё: когда мы разговариваем – ты говоришь только о себе. Даже если я начинаю говорить о себе – ты переведёшь тему. Мои стихи, моя душа – это лишь повод полюбоваться собой. Ещё год назад бы этого не заметила – и через пару месяцев опять начала бы страдать и мучиться… Нет, лучше сразу – никак, чем потом – через боль…

Алечка курила и внимательно вглядывалась в собеседника: не ошиблась ли? Вид понурый, выражение лица – словно спирту с непривычки хватанул, а глаза-то прячет… Нет, наверное, не ошиблась… Да и сколько ж можно: ошибаться?


Когда-то в детстве она придумала себе идеальный мир: в нём муж и жена всегда вместе. Всегда. Днём и ночью, в любых делах и поездках… Потом у кого-то прочитала: «мы созданы друг для друга, ведь наши сердца бьются в унисон». И с тех пор, ложась вместе спать, прислушивалась: а вдруг – в унисон? А вдруг – это именно с ним созданы друг для друга? Пришлось много раз больно ошибиться, чтобы понять – всё это не правда. И то, что надо быть всегда вместе – не правда. И то, что сердца бьются в унисон – не правда… Правда в другом: человеку, с которым живёшь, надо доверять. И ещё: с ним должно быть интересно. «А будет ли мне интересно с тобой? – подумала она, слушая очередной рассказ собеседника о себе-любимом. – Твои истории из жизни скоро закончатся – и что? Опять вечера в доме, где каждый за своим компьютером, и вместо разговоров – кино на ночь? Нет, парень, так дело не пойдёт!».

С момента их знакомства – пару месяцев назад – Алечка каждую встречу слушала, какой же он талант… Но каждый раз пытаясь вывести на интересный для себя разговор, понимала: знания-то у чувака ограничены… И, судя по всему, развиваться дальше он уже вряд ли будет: и это огромный минус…

Таких талантов за её жизнь встречалось – ну, каждый второй. И каждый просил рано или поздно: «Войди в моё положение!». Это означало, что надо непризнанному гению дать денег, пустить переночевать, накормить – ну, или, хотя бы, просто похмелить. В юности казалось – это потому, что они так к ней расположены… Доверяют… Потом поняла: беззастенчиво используют. Потому что сказать «нет» она не умеет. И вот в этих диалогах: что-то слышится родное… Интересно, почему непризнанные гении летят к ней, словно мотыльки к свечке? «А вот, милая, ты и ответила на свой вопрос: им от тебя – светло…». Им – светло… А ей? Она же тоже – не резиновая кукла: надули, попользовали, сдули обратно, убрали в коробку. Но вот они – гении, а все остальные… Мда…


- То есть, я тебе только друг?

Да, милый, а как ты хотел? Алечка снова внимательно посмотрела на собеседника. Нет, не глупый ведь мужик – и почему же уверен в том, что она сейчас радостно кинется ему на шею и начнёт признаваться в любви? А это значит – что? А это значит, что стоит держаться подальше… «Одна девочка не умела оборонять свои границы и постоянно попадала в неприятности». Нет, шалишь: хватит на мой век неприятностей! Я теперь – просто так девочка. Ничья. Своя собственная. Да, возможно – слишком самостоятельная. Да, возможно – зря не доверяю… Но что-то подсказывает: это ты, Алечка, права… И когда – внезапно – прозвучало «люблю тебя», стало совсем ясно: бежать! Вот мой мир – вот твой мир, и они мало где пересекаются.

- Знаешь, дорогой, я уже жила с человеком, с которым у нас было очень мало общего. Это – плохая жизнь. У меня с тобой – очень мало… Ну, так мне кажется…

Ей не хотелось пояснять больше. Не хотелось говорить, что впечатление это сложилось из тех бесед тет-а-тет, которые были на протяжении этих нескольких месяцев знакомства, из картинок, взятых в разных пабликах, которые он шлёт в личку с завидной регулярностью, из зачем-то даваемых обещаний финансовой помощи – потом, когда деньги будут… из многих мелочей, на которые ещё год назад она не обратила бы внимания…

- Эх, мужик, где же ты был раньше? – Алечка затушила сигарету и отвернулась, уходя, не обращая внимания на просьбу остаться… Так лучше. Так будет проще всем.

Ты мне – просто друг.

А я – сама по себе девочка.
Tags: миниатюра, рассказ
Subscribe

  • Не реализованное...

    Начало ХХ века... Ураганным ветром революций в мир принесены новые мысли, новые взгляды, новое искусство... Художники - будь то мастера слова, кисти…

  • Морально-материальное удовлетворение

    Какой получился долгий день! Он начался в арт-центре "Перинные ряды", где мы любовались работами Дали. Безумный Сальваторе прекрасен! Он прекрасен…

  • Жизнь кошмарна!

    Жизнь кошмарна, когда вокруг тебя все помешались на какой-то одной идее. Когда-то это были оккультизм, Кастанеды разнообразные. Теперь дамы худеют.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments